Официальные учреждения и службы

Официальные учреждения и службыНо не будем забывать, что только по этим двум проездам на площадь могли въезжать и выезжать кареты. А так как именно с площади попадали в Ватиканский дворец и многочисленные официальные учреждения и службы, то поток карет в приемные часов был почти беспрерывным, а их стоянка занимала немалую часть периметра овальных колоннад и самой площади.

Ведь они не могли стоять с той же плотностью, что нынешние автомобили.

Этим экипажам знатных персон полагались цуги из четырех, шести, восьми (а коронованным особам и более) лошадей, и каждому такому поезду требовалось много места для разворотов. Кроме того, каждый поезд сопровождал целый штат скороходов, пеших и конных слуг и охраны, все они были кто с палками, кто с оружием и не привыкли церемониться с теми, кто попадался под ноги.

Да и остановить целую колонну лошадей в один миг было решительно невозможно. Так что от проездов лучше было держаться подальше.

Куда спокойнее было входить на площадь через «третью руку».

Тут стоит заметить, что с площади соборных куполов вообще не видно.

Но как бы в компенсацию этой потери, ясной Бернини больше, чем кому бы то ни было, «две руки» его великолепных колоннад вносят в пространство площади тонкий, но очень существенный обертон, далеко не всегда замечаемый и почти никогда не осознаваемый, но интонирующий предсоборное пространство так, что оно производит незабываемое впечатление, обычно приписываемое какому-нибудь другому фактору — то святости места, то красоте бер-нинианских колоннад и шуму мощных фонтанов, то дальнему виду Рима и пр. Этот драгоценный обертон — чисто пейзажный, хотя с южной стороны использован пейзаж натуральный (насколько в городской раме он может оставаться натуральным), а с северной стороны архитектурный.

С юга это самый гребень Яникульского холма с растущими на нем пиниями, которые видны над южной «рукой» колоннад.

С севера это верхи Ватиканского дворца, насколько они видны над северной «рукой».

Тут стоит иметь в виду, что в середине XVII в. лоджии Ватиканского дворца Браманте не были застеклены, и на этом строился художественный расчет Бернини. Не очень точно можно такого рода эффект назвать реконструкцией пейзажа, неважно, натурального или архитектурного.

Оставьте комментарий