Рука времени

Рука времениМонументальная плоскость стены в первую очередь значима для истории и именно ее (плоскость стены) история и сохраняет прежде всего. К такому выводу приходит Муратов.

«Ни одна черта жизни…

герцога (Галеаццио Мария Сфорца. — Ю. В.) не должна была исчезнуть для потомства.

На стенах бесчисленных зал и комнат должны были сохраниться для вечности его девизы, его подвиги, его охоты, его наряды, его любовницы, его слуги, его лошади, соколы и собаки.

В обычной своей иронии история не пощадила ничего из этих замыслов… Рукой времени стерты без малейшего следа его пиры и охоты даже со стен Кастелло Сфорцеско, остающегося важнейшим свидетелем миланского прошлого».

И Муратов вновь выходит на улицу, чтобы найти подтверждение универсальности высказанного им только что тезиса: «Кирпичные зубчатые стены миланского Кастелло, его башни и ворота напоминают нам, москвичам, наш Кремль. И в этом нет ничего удивительного.

Зодчие, близкие по эпохе и по искусству Аристотелю Фиорованти, строили Кастелло Сфорцеско.

О пребывании Аристотеля при дворе Франческо Сфорца имеются даже документальные сведения».

П. П. Муратов помогает нам найти достаточно точный камертон в осмыслении того, что мы непосредственно видим на полотнах Марко Петруса. В частности, монументальная плоскость стены, ее цветность, впрямую увязанная с материалом (кирпичные стены миланского Кастелло), формируют едва ли не наиболее употребимый цвет в палитре художника — кирпичный в многообразии его оттенков.

Поярусная развеска (с перевязкой «швов») полотен художника на московской выставке в Центральном доме архитектора адресно отсылает зрителей к главным стенам Москвы и Милана (кремлевские стены и стены Кастелло) и, как следствие, подчеркивает поиски общности взглядов в архитектурном творчестве Милана и Москвы середины прошлого века (для Москвы — с начала второй его половины), открытость к диалогу, современному обсуждению общего и разнящегося в архитектурно-строительном наследии тех лет.

Оставьте комментарий